Главная | Коллизионные проблемы международного семейного права

Коллизионные проблемы международного семейного права


Основные проблемы брачносемейных отношений с иностранным элементом

При усыновлении на территории России ребенка, являющегося гражданином РФ, иностранцами применимое право определяется по личному закону усыновителя. Кроме того, должны быть учтены требования российского права, а также положения международных договоров по вопросам международного усыновления с участием РФ. При международном усыновлении, когда национальность усыновителя и ребенка не совпадают, может потребоваться получение согласия компетентных органов государства гражданства ребенка.

При усыновлении на территории России гражданами РФ ребенка — гражданина иностранного государства необходимо получить согласие компетентного органа государства, гражданином которого является ребенок. Основные проблемы брачносемейных отношений с иностранным элементом Брачносемейные отношения представляют собой комплексные отношения личного неимущественного и имущественного характера, основанные на родственных связях и регулируемые нормами гражданского в широком смысле слова права.

Во многих странах отсутствует семейное право как самостоятельная отрасль права, и семейные право отношения регулируются гражданским законодательством ФРГ, Швейцария, Франция. В большинстве современных государств семейное право отделено от гражданского, кодифицировано и представляет собой самостоятельную отрасль права Российская Федерация, Алжир, страны Восточной Европы и Латинской Америки.

В нормативных актах большинства государств отсутствует законодательное определение брака, и его правовые проблемы до конца не урегулированы ни в законах, ни в доктрине. Вопросы выбора семейного имени подчиняются ст. Великобритания — единственная европейская страна, где законодатель прямо урегулировал вопросы признания заключенных за границей полигамных браков. В Бразилии основной коллизионной привязкой вопросов заключения брака и признания его действительности выступает закон домицилия: При этом место жительства главы семьи распространяется на другого супруга и неэмансипированных детей.

Возможно применение закона суда: В законодательстве многих государств установлена необходимость получить специальное разрешение для вступления в брак с иностранцем Венгрия, Индия, Иран, Италия, Норвегия, Польша, Швеция. В современном международном праве определено, что изменение гражданства одного из супругов автоматически не влечет за собой изменение гражданства другого, но презюмирует облегченный порядок изменения гражданства Конвенция о гражданстве замужней женщины г.

В соответствии с п.

Брак должен заключаться в органах загса. При заключении смешанных и иностранных браков их порядок и форма подчиняются российскому законодательству. Законодатель предусмотрел кумуляцию коллизионной привязки, — условия заключения брака определяются личным законом каждого из супругов возможно применение одновременно постановлений двух правовых систем.

Удивительно, но факт! Суждения суда апелляционной инстанции, что при определении применимого права необходимо руководствоваться российским законодательством положениями п.

Предусмотрено, что при заключении брака на территории РФ наряду с применением национального законодательства лиц, вступающих в брак, должны соблюдаться требования российского законодательства в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака, установленных ст.

На территории РФ не допускается заключение брака между: Регулирование порядка вступления в брак бипатридов и апатридов производится в особом порядке. Если бипатрид имеет и российское гражданство — условия его вступления в брак определяются по российскому праву.

Для лиц с множественным гражданством условия вступления в брак определяются законодательством государства по выбору самого лица п. При определении условий вступления в брак для апатридов применяется право государства их постоянного места жительства п.

Браки между иностранцами, заключенные в консульских и дипломатических представительствах иностранных государств на территории России, признаются действительными на условиях взаимности п.

Заключение браков за пределами территории России урегулировано в п. Российские граждане, находящиеся на территории иностранного государства, могут заключать браки не только в дипломатическом представительстве или в консульском учреждении РФ, но и в компетентных органах этого государства п.

Удивительно, но факт! Достаточно часто иностранные граждане особенно из стран, ранее входивших в состав СССР, — Украины, Армении, Таджикистана вступают в брак в России, а потом уезжают в страну своего гражданства.

В компетентном органе иностранного государства может быть заключен брак между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами без гражданства. Форма, порядок, условия заключения такого брака будут определяться законодательством иностранного государства.

Приняв обратную отсылку эстонской коллизионной нормы, российский суд решит дело на основании российского семейного права. Отказ принять отсылку на том основании, что коллизионная норма СК РФ имеет в виду применение эстонского материального, а не коллизионного права, приведет к применению эстонского семейного права [22].

Расторжение брака на территории РФ подчиняется российскому праву ст. Эта императивная односторонняя коллизионная норма применяется в любом случае, и не важно при этом, каким именно из своих элементов данный брак связан с иностранным правопорядком п. Российский гражданин даже постоянно проживающий за пределами РФ всегда вправе расторгнуть брак в российском суде, в том числе и с проживающим за пределами РФ супругом независимо от его гражданства п.

Представляется, что в ст. Этот подход был закреплен в российском коллизионном регулировании в г. Императивное подчинение расторжения брака российскому праву не соответствует современным тенденциям регулирования таких отношений; подобный подход представляет собой устаревшую модель, от которой уже отказался цивилизованный законодатель.

Удивительно, но факт! Кассационная инстанция отметила, что в силу п.

Основная цель современного правового регулирования — наиболее эффективная защита прав человека и основных свобод. Эта цель в наибольшей степени может быть достигнута путем расширения права выбора применимого законодательства сторонами отношения.

По вопросам расторжения брака следует предусмотреть хотя бы ограниченную автономию воли сторон, как это сделал, например, европейский законодатель [23]. Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при его отсутствии — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства.

Удивительно, но факт! Брачный договор имеет все черты гражданско-правового договора хотя и обладает спецификой с точки зрения своего субъектного состава:

Личные неимущественные и имущественные права и обязанности супругов, не имевших совместного места жительства, на территории РФ подчиняются российскому праву п.

Такая модель коллизионного регулирования также нуждается в модернизации. Во-первых, регулирование личных и имущественных отношений супругов следовало бы разделить, прописав их в отдельных коллизионных нормах. Несмотря на то, что национальный законодатель главным образом предусматривает одинаковые привязки для таких отношений, правила выбора применимого права должны быть более дифференцированными и детализированными. Это упрощает работу правоприменителя и повышает определенность и предсказуемость судебных решений.

Данный подход уже давно воспринят национальным законодателем [24] и доминирует в современных кодификациях МЧП [25]. Во-вторых, распространенными и корректными коллизионными привязками в семейных отношениях были и остаются законы общего гражданства супругов и места заключения брака. От этих правил выбора применимого права не следует отказываться, даже несмотря на рост числа разнонациональных браков и тесную связь супругов с правом их последнего места жительства.

Можно сконструировать типичную для современного мира ситуацию: Не очень понятно, почему, с точки зрения российского законодателя, личные супружеские отношения должны в данном случае подчиняться немецкому, а не турецкому праву. В таких случаях суд должен анализировать все иностранные элементы правоотношения и выявлять их наиболее тесную привязку для данной ситуации.

В-третьих, императивное подчинение личных и имущественных отношений супругов, не имевших совместного места жительства, российскому праву в принципе представляется нелогичным. Понятно, что в данном случае российский законодатель имел в виду российских граждан, обращающихся в российский суд с иском к супругу, проживающему за границей.

Презюмируется, что нормы российского материального семейного права известны российским гражданам, и что иностранное материальное семейное право в меньшей степени благоприятно для них, чем право РФ.

Рекомендуем к прочтению! представительства hasbro в россии

На практике такая законодательная презумпция не является оправданной и не соответствует положению вещей. В подобных случаях также надлежит определить право, наиболее тесно связанное с конкретным отношением. Вопреки общему правилу о применении к отношениям супругов закона государства их гражданства или места жительства п. Данная норма нуждается в пространном толковании. Из содержания нормы вытекает, что выбор права для брачного договора может иметь место только если супруги не имеют общего гражданства или места жительства.

Соответственно, если супруги — граждане одного государства, то выбрать применимое право они не могут даже если они не являются гражданами России и после заключения брака намереваются уехать в другую страну. По-видимому, законодатель адресует эту норму только российским гражданам и презюмирует, что граждане иностранных государств на территории РФ будут заключать браки в консульских учреждениях их стран, а не в органах регистрации брака РФ.

Непонятно, на чем основана такая презумпция, поскольку в соответствии с российским законодательством иностранные граждане на территории РФ вправе заключать браки в общем порядке, то есть в органах ЗАГС [29].

Достаточно часто иностранные граждане особенно из стран, ранее входивших в состав СССР, — Украины, Армении, Таджикистана вступают в брак в России, а потом уезжают в страну своего гражданства. При этом заключенный на территории РФ их брачный договор подчиняется только российскому праву. Если один супруг или оба является бипатридом, но одно из гражданств — российское как у другого супруга , то выбор права также невозможен, поскольку личным законом такого лица является российское право [30].

Сам собой напрашивается пример, достаточно часто встречающийся на практике: В этом случае супруги также не могут свободно избрать применимое к их брачному договору право, поскольку априорно применяется российское право.

В законодательстве других стран есть схожее решение, но применение местного права к брачному контракту между гражданином данной страны и бипатридом, имеющем, в том числе и местное гражданство, возможно только, если стороны не выбрали применимого права [31].

С другой стороны, если у супругов разное гражданство, но есть совместное место жительства на территории РФ, они также не могут выбрать применимое к их брачному договору право даже если намерены в ближайшем будущем изменить супружеский домицилий.

Подобные ситуации также встречаются постоянно: Тем не менее их брачный договор автоматически подчиняется только российскому праву. Одновременно российский законодатель оставляет неограниченную волю сторонам брачного договора, не имеющим общего гражданства или общего домицилия.

Для продолжения работы вам необходимо ввести капчу

Если такие лица заключают брачный договор на территории РФ, они могут избрать для него право любой страны, никаким образом с их взаимоотношениями не связанной.

Нужно признать, что неограниченная воля сторон является оптимальной привязкой для выбора права, применимого к брачному договору [32]. Применение к брачному договору автономии воли — одного из основных принципов современного МЧП — вытекает из фундаментального начала гражданского права — принципа свободы договора [33].

Брачный договор имеет все черты гражданско-правового договора хотя и обладает спецификой с точки зрения своего субъектного состава: Однако подавляющее большинство современных национальных кодификаций МЧП закрепляет ограниченную волю сторон, поскольку в регулировании семейных отношений присутствует сильная публично-правовая составляющая. При этом супруги имеют широкий выбор: Похожее решение предлагает и европейский законодатель [36].

Данные модели могут быть использованы для модернизации российского законодательства. Институт брачного договора впервые был закреплен в российском праве в г. До этого времени данный институт не был известен законодательству РФ.

В качестве модели для российских коллизионных норм использовался подход, установленный законодателем Чехословакии в г. Очевидно, в связи с новизной и отсутствием практики из отношений по брачному договору, в г. Однако за прошедшие с момента вступления в силу СК РФ 20 лет накопилась богатая правоприменительная практика [39] , которая наглядно показывает необходимость изменения действующего коллизионного регулирования.

Многообразие правовых методов позволяет использовать обширные наборы средств - от мягких до жестких. Попробуем коротко охарактеризовать правовые режимы предотвращений и устранений юридических коллизий, проанализировав прежде всего его составные элементы.

Первый элемент - легальные признания юридической коллизии как явления, возникающего, существующего и проявляющегося в разных формах. В Конституции РФ, конституции республик и уставах иных субъектов Федерации, в законах, указах и актах правительств закрепляются виды юридических коллизий.

Второй элемент - точные определения участников отношений, которые возникают в коллизионном процессе и ситуации.

Конференции по:

Ими могут быть граждане, государственные органы всех уровней, компании и учреждения, общественные объединения. Распространенности юридических коллизий и подчас их невидимые масштабности объясняют массовые характеры участников, которые должны действовать строго в границах своих компетенций.

Третий элемент - право признает юридические коллизии нежелательными и вводит условие их недопущения - действия в границах закона, соблюдения процедуры, запреты и т. Такова формула правового влияния на коллизионный процесс.

Удивительно, но факт! Представляется, что в ст.

Четвертый элемент связан с регулированиями тех или других видов юридических коллизий.



Читайте также:

  • Признаки статьи о вымогательстве
  • Кто выплачивает пособие по сокращению штата за третий месяц
  • Медицинское освидетельствование при ипотеке